Главная arrow Публикации arrow Иван Михайлович Сеченов — гордость отечественной науки!

Категории новостей:

Обучение
Наука
Разное
Интервью

Из галереи...

Новые комментарии...

RSS
Иван Михайлович Сеченов — гордость отечественной науки!
Публикации - Научно — методические
28.06.2009 г.
В.М. Кения, канд. биол. наук,
научный  редактор журнала «Личность и культура»,
зав. кафедрой физиологии высшей нервной деятельности
Народного художественного университета
 
Image
 
В 2009 г. исполняется 180 лет со дня рождения выдающегося русского ученого И.М. Сеченова, отличавшегося удивительной разносторонностью знаний и научных интересов. Ему принадлежат исследования по растворению газов в жидкостях, физиологии центральной нервной системы, дыхания, крови, обмена веществ, нервно-мышечной физиологии. Сеченов заложил основы материалистической психологии, создал новые направления в науке – физиологию труда, питания, авиационную физиологию.

Особенно ценный вклад внес И.М. Сеченов в изучение нервной системы. Ярким примером этого являются классические исследования, приведшие к открытию явления центрального торможения, суммации возбуждений в нервной системе и изучение биоэлектрических явлений головного мозга.

И.М. Сеченов первым заявил о том, что только физиология способна дать ответы на вопросы, интересующие психологов, так как она «одна держит в своих руках ключ к истинно научному анализу психических явлений».

В трудах Сеченова получило наиболее полное обоснование учение о взаимоотношении организма и среды. «Организм без внешней среды, поддерживающей его существование, невозможен; поэтому в научное определение организма должна входить и среда, влияющая на него. Так как без последней существование организма невозможно, то споры о том, что в жизни важнее, среда ли, или самое тело, не имеет ни малейшего смысла», - писал он. Эти идеи были изложены И.М. Сеченовым в работе «Рефлексы головного мозга», имеющей исключительно важное значение для развития учения, созданного И.П. Павловым о физиологии высшей нервной деятельности.

Учение И.М. Сеченова о рефлексе как универсальном физиологическом механизме деятельности организма, обеспечивающем его приспособление к меняющимся условиям внешней среды, стало естественнонаучной основой русской науки и, в частности, русской медицины XIX в.

По меткому выражению И.П. Павлова, Сеченов является «отцом русской физиологии», создателем первой в России физиологической школы.
 
Image
 
Статья посвящается 145-летию со дня опубликования труда И.М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» (23 октября 1863 г., «Медицинский вестник», №47).

«Появление этого сочинения было в истинном смысле сенсационным явлением как по смелости и новизне излагаемых идей, по увлекательному изложению трактуемых вопросов, так и по тем цензурным затруднениям, которые ставились появлению этого произведения в печати» (Н.Е. Введенский, 1906).
 
В связи с юбилейной датой возникает желание еще раз подчеркнуть самое главное в содержании этого труда и показать, почему интерес к нему с годами не уменьшается, а возрастает. Времени написания книги «Рефлексы головного мозга» предшествует период научного творчества Сеченова, когда им были сделаны фундаментальые открытия в области физиологии. Прежде всего следует назвать экспериментальное доказательство существования процессов торможения внутри центральной нервной системы. В «Рефлексах» Сеченов задался целью, как он пишет в начале книги, «Пустить в общество несколько мыслей относительно психической деятельности головного мозга, мыслей, которые еще никогда не были высказаны в физиологической литературе по этому предмету» (Сеченов, 1863).

Он поставил задачу на основании знания некоторых «физиологических законов нервной деятельности», фактов из области физиологии органов чувств и научного анализа явлений поведения человека в повседневной обстановке показать «возможность приложения физиологических знаний к явлениям психической жизни». Будучи уверен в том, что всякий психический акт рождается под влиянием какой-либо внешней причины и что его внешним выражением служат движения организма, И.М. Сеченов построил детерминистскую схему работы головного мозга.

К центральному явлению этой схемы относится рефлекторный акт, состоящий из трех звеньев: возбуждения «чувствующего нерва», возбуждения мозгового центра и возбуждения мышцы. Все мышечные движения, как это и было принято в физиологии и психологии, он разделил на две группы: невольные и произвольные. Главная задача его исследования – доказать вопреки обычным взглядам, что эти два рода движений имеют общий принцип работы – рефлекторный.

Прежде всего на примере спинномозговых рефлекторных актов рассматривается механизм невольных движений и выясняется, что в их рефлекторном механизме невозможно сомневаться: они машинообразны, их механизм и есть рефлекс. Затем он констатирует факт, что по нервам от головного мозга идет влияние на отражательные движения, то усиливающее, то ослабляющее их.

«Чувственное возбуждение» при этом может вызвать «сознаваемые ощущения», но может их и не быть. В случае «психического осложнения» рефлекса отношения между силой возбуждения и напряженностью движения бывают непостоянны, они подвержены колебаниям.

Подробное описание физиологического механизма невольных движений, к которым относятся рефлексы обезглавленных животных, движения спящего человека, невольные движения, заторможенные или усиленные под влиянием «психического момента», Сеченову потребовалось для того, чтобы разобраться в сложном и страшно запутанном мире «произвольных движений».

Сеченов, приступая к описанию и к теоретическому физиологическому анализу этих движений, предупреждает, что из-за отсутствия экспериментальных данных ему часто придется «выходить из роли физиолога». В значительной степени это действительно так. Во второй и основной главе своего труда Сеченов часто делает психологические и философские обобщения, вытекающие из небольшого фактического материала и из последовательно материалистических взглядов на психику. Эти обобщения в нашей отечественной литературе многократно получали признание и подтверждение. Сеченову эти общие взгляды помогали и как бы дополняли экспериментальные факты, на основе которых он строил глубокие по своему содержанию физиологические заключения, имевшие характер научного предвидения.

При описании интересующего его предмета и при изложении своих и критическом разборе чужих взглядов Сеченов пользуется двумя интересными приемами исследования. Во-первых, прежде чем начать критику чуждых ему взглядов, он объективно, тщательно, ясно, со всей добросовестностью излагает их. Описывая чуждые ему психологические взгляды на произвольные движения, он замечает: «Я скорее усиливал, чем ослаблял существующие в обществе понятия о произвольности». Во-вторых, анализ любого явления он начинает с самых простых его форм. Поэтому выяснение механизмов произвольных движений взрослого человека он предваряет анализом процесса их становления у ребенка. В этом приеме Сеченова нельзя не видеть впервые вводимый им в физиологию мозга эволюционный принцип анализа сложных форм деятельности мозга.

Сеченов, прежде чем подробно рассмотреть это понятие в свете физиологических представлений, старается доказать, что не может быть произвольного движения без «чувственного возбуждения». Подробно прослеживая процесс появления «ассоциаций ощущений» у ребенка, он отмечает, что благодаря совпадению во времени ощущений создаются зрительно-осязательные, мышечно-осязательные, зрительно-слуховые и другие связи и что «рефлексы со слуха на язык начинают у ребенка под влиянием изучения принимать определенные формы». В конечном итоге «заученный последовательный ряд рефлексов ведет к очень полному представлению предмета, к знанию в элементарной форме» (Сеченов, 1863). За этим выводом следует логически обоснованное всем ходом анализа процесса образования ассоциаций заключение, что «элементарные конкретные знания», «представления о предметах» соответствуют «деятельности центрального элемента отражательного аппарата» (Сеченов, 1863).

Сеченов не видит в активных действиях ребенка «стремления его к внешнему миру» ничего такого, что нарушало бы стройность представления о рефлекторном характере и детерминированности явлений его поведения. Он показывает, что это активное стремление ребенка тоже рефлекторно. Следовательно, его наличие ничего бы не изменило, «к ряду рефлексов прибавился еще один рефлекс» (Сеченов, 1863). Также механизм восприятия сложных предметов может быть представлен как сложная система рефлексов, построенных из того, что конкретные «представления» «из всех чувств могут ассоциироваться между собой». Нельзя не заметить, что механизмом «представления» Сеченов считает рефлекс и, по существу, эти два понятия отождествляет. Даже в том случае, когда представления усилены, т.е. имеет место аффект, что осуществляется «совершенно так же (путем рефлекса)… через это существование уже число психологических актов увеличивается во многие-многие тысячи раз». Наряду со сложными ассоциациями существует и процесс «дизассоциаций».

Затем на основе представлений о рефлекторных механизмах работы головного мозга Сеченов впервые в истории науки предпринимает попытку рассмотреть физиологическую природу образов, речи, памяти, самосознания, мысли, ощущения, испуга, страстности и других понятий, эмпирически установленных людьми и используемых ими в обыденной жизни. Его могучий ум с предельной ясностью формулирует выводы из сопоставления фактов и логических заключений о рефлекторной природе сложных ассоциаций представлений, т.е. центральных процессов отражения внешних воздействий. Согласно его взглядам, человек думает «образами, словами и другими ощущениями». Но процесс артикулирования, перенимаемый в результате инстинктивного стремления ребенка подражать речи взрослых, основан на ассоциации ощущений, возникающих при сокращении «голосовых» и «разговорных» мышц со слуховыми ощущениями от собственных звуков. Осмысленность речи ребенка зависит от различных ассоциаций – слуховых, зрительно-осязательных. Чем богаче комбинация этих ассоциаций, тем сильнее выражена осмысленность речи.

Мысль, по мнению Сеченова, – укороченный рефлекс, не имеющий эффекторного звена, потому что оно заторможено, задержано. Аффекты – это тоже рефлексы, но проявляющиеся наоборот, в усиленном виде, в силу широкого распространения возбуждения.

Внимание, выражающееся в виде прислушивания, рассматривается И.М. Сеченовым как явление заученного невольного движения.

Память – сохранение следов ощущений. Благодаря памяти «сплачивается, склеивается всякое предыдущее со всяким последующим». Память охватывает «все психические рефлексы, начиная с самых простых до ассоциированных в течение целого дня» (Сеченов, 1863). Зрительную и осязательную память Сеченов называет пространственной, а «слуховую и мышечную – памятью времени».

Под ассоциацией ощущений Сеченов понимал представление о цепи рефлексов, в которой «конец каждого предыдущего сливается с началом последующего во времени».

Мышечным ощущениям, возникающим от движения мышц речевого аппарата он придавал особое значение. «Мне даже кажется, – писал Сеченов, – что я никогда не думаю прямо словом, а всегда мышечными ощущениями, сопровождающими мою мысль в форме разговора» (Сеченов, 1863).

Тщательно рассмотрев возможные механизмы ряда психических явлений, неразрывно связанных с произвольными движениями, Сеченов приходит к выводу, что эти движения осуществляются по тому же рефлекторному принципу, что и невольные движения.

Обсуждая особенности обоих видов движений как внешнего выражения работы головного мозга, Сеченов пришел к выводу, что представление о мысли без чувственного возбуждения есть «величайшая ложь».

«Первоначальная причина всякого проступка, – пишет Сеченов, – лежит всегда во внешнем чувственном возбуждении, потому что без него никакая мысль невозможна» (Сеченов, «Рефлексы головного мозга», 1863). Затем следует другой важнейший вывод: «Все акты сознательной деятельности и бессознательной жизни по способу происхождения суть рефлексы». Вот почему заглавие книги вполне соответствует ее научному содержанию.

Первоначальное название книги «Попытки свести способ происхождения психических явлений на физиологические основы», испугавшее царского цензора, было лучше, так как оно выражало, кроме того, и весь научно-философский замысел автора.

«Рефлексы головного мозга» в наше время вызывают не меньший, а больший интерес, чем в годы своей первой публикации. Это, разумеется, не умаляет проницательности ума современников И.М. Сеченова, высоко оценивших его труд, а только показывает, что идеи, высказанные в нем, намного опередили существовавший тогда уровень науки. Огромный интерес, проявившийся к «Рефлексам головного мозга» при первом издании этой книги (1866 г., отдельное издание), объясняется революционной новизной идеи, сокрушившей многовековые догмы о независимости духа от материи и организма от среды.

Научные идеи Сеченова, в значительной степени подтвержденные дальнейшим развитием физиологии головного мозга, содержат в себе источник новых экспериментальных замыслов и теоретических обобщений. Павлов, испытавший на себе сильное влияние идей Сеченова, создал учение о высшей нервной деятельности, знание которого позволяет по-настоящему оценить значение, как их нередко называют, физиолого-психологических и философских трудов Сеченова и, разумеется, прежде всего «Рефлексов головного мозга».

Только знание основных законов работы головного мозга, вскрытых Павловым и его школой, дает возможность понять гениальность сеченовских предвидений и таящуюся в них движущую силу научной мысли. Вот почему мы сейчас можем легко обнаружить в его сочинении общие представления о характере взаимодействия возбуждения и торможения, о замыкании временной связи, об иррадиации, синтезе раздражений и ответной деятельности организма, о законе силы, двух сигнальных системах, индивидуальных или типологических особенностях высшей нервной деятельности, о путях онтогенетического и филогенетического развития этой деятельности, о кинестетических раздражениях, действующих по принципу обратных связей, и о ряде других явлений и закономерностей, причиняющих немалое беспокойство современным исследователям. Но не только в этом значение сеченовского труда.

Самое главное значение труда Сеченова для современного исследователя состоит в том, что знание его общей направленности, мысли по частным вопросам вселяют уверенность в необходимости при любом экспериментальном приеме сводить способ происхождения психических явлений на физиологические основы или, как говорил Павлов, осуществить наложение непространственных психологических понятий на пространственную физиологическую канву.

Наибольший интерес вызывает центральный вопрос концепции Сеченова – механизмы рефлексов головного мозга. Этот вопрос остался центральным и в учении Павлова о работе больших полушарий головного мозга, об условных рефлексах. Он остается главнейшим и в наше время.

Однако этот интерес к механизмам условного рефлекса теперь значительно расширился. Он вышел за рамки сопредельных с физиологией наук, предметом которых издавна считается структура и функция мозга. Эти механизмы стали привлекать внимание лингвистов, математиков, кибернетиков, техников и других специалистов, полагающих, что законы работы мозга могут быть использованы в самых различных технических и прикладных областях знания.

Весьма интересно, что Сеченов, как бы предвидя плодотворность связи физиологии головного мозга и техники, считал, что «мысль о машинности мозга» для натуралиста – «клад.» Подобно тому как натуралист, знакомый с принципами устройства машин, зная начало и конец деятельности новой машины, с закрытыми глазами может создать «приблизительно верное понятие об устройстве этой машины и об ее действии» (Сеченов, 1863), он может создавать представление и о работе мозга. Однако нужно иметь в виду, предупреждает Сеченов, что мозг – «самая причудливая машина в мире», и поэтому следует быть осторожным в своих выводах.

В заключении своего выдающегося труда Сеченов отметил, что он разбирал только внешнюю сторону психических процессов. Однако тут же подчеркивает, что «не зная, что делается в нервах, мышцах и мозговых центрах при их возбуждении, я, однако, не могу не видеть законов чистого рефлекса и не могу не считать их истинными» (Сеченов, 1863). Эти слова имеют исключительное значение для современных исследователей, особенно для тех, кто стремится найти ответ на вопрос, что делается в тканях, клетках мозга, заглядывать при помощи тонкой техники в его глубины, забывая при этом об общих принципах и законах этой работы.

Следует заметить, что идея исследований на молекулярном уровне деятельности организма у Сеченова возникла еще в период работы над докторской диссертацией и была выражена в 1860 г. в одном из тезисов к этой работе. Он писал: «При настоящем состоянии естественных наук единственный возможный принцип патологии есть молекулярный» (Сеченов, 1860). Оба эти тезиса – о молекулярном и рефлекторном принципах применительно к физиологии головного мозга – приобретают в наше время особую жизненность, перспективность и не противоречат друг другу.

Современным исследователям функций мозга хорошо известно, что многие факты, добытые при помощи тончайших приемов эксперимента на клеточном и субклеточном, молекулярном уровнях его деятельности, не противоречат рефлекторной теории Сеченова-Павлова и в большинстве случаев «укладываются» в общие закономерности, вскрытые при ее помощи. Эти исследования, начатые совсем недавно, дали пока мало фактов, особенно поддающихся обобщению. Тем не менее, можно назвать такие, например, явления, весьма сходные с закономерностями работы целостного мозга, как замыкание связи и ее угашение на нейронном уровне, наличие в анализаторах нейронов, воспринимающих раздражения других афферентаций, что подтверждает Павловскую гипотезу «центра» и «рассеянных элементов» анализатора. К таким же интересным фактам относится наличие полисенсорных нейронов, по-видимому, указывающих на тонкие морфологические основания единства анализа и синтеза.

Однако современная техника физиологического эксперимента все еще на таком уровне, который позволяет в нейронах любого отдела центральной нервной системы вскрывать лишь только общие закономерности их деятельности.

В заключение следует сказать, что И.М. Сеченов впервые в истории естествознания высказал мысль о том, что сознание представляет собой лишь отражение реальной действительности и познание окружающей человека среды возможно лишь при помощи органов чувств, продукты которых являются первоначальным источником всей психической деятельности.

Однако И.М. Сеченов не отождествлял психические явлении с рефлексами, он говорил лишь о рефлекторном происхождении психических процессов, об их закономерной детерминированности (обусловленности)  воздействиями условий внешней среды и прошлым опытом человека, о возможности и необходимости их физиологического, т.е. научного анализа.

И.М. Сеченов аргументированно раскрывает, что ассоциативные процессы мозга чрезвычайно многообразны, крайне подвижны, взаимообусловлены, переплетены между собой. С каждым новым раздражением они усложняются, утончаются, приобретают качественно новый вид и новую форму. При этом обнаруживается, что малейший внешний намек на часть влечет за собой воспроизведение целой ассоциации.

Прогресс психики, по Сеченову, обусловлен усовершенствованием нервной организации мозга, его историческим (эволюционным) и индивидуальным развитием и осуществляется по принципу усложнения ассоциативного процесса.
 
Image
 
С деятельностью больших полушарий головного мозга И.М. Сеченов связывает четыре категории: инстинкты (внутреннее побуждение), осмысленное чувствование, осмысленное движеие и согласование двух последних в осмысленое действие (поведение). Правда, за счет каких механизмов все это происходит, еще неизвестно, подчеркивает Сеченов.

Открытие центрального торможения, необходимого для точной координированной деятельности нервной системы, факты и наблюдения помогли И.М. Сеченову выдвинуть положение об обязательном существовании и ряда структур, обеспечивающих преобразование воздействий среды в нервные сигналы, их переработку и передачу к исполнительным органам: 1) структур «станций усиления» рефлекторных актов, 2) структур «центрального торможения».

Такие допущения, сделанные И.М. Сеченовым, лишены были морфологической и функциональной сущности «тормозящих» и «усиливающих» центров в деятельности мозга. Однако несколько позже западные ученые – американец Г. Мэгун и итальянец Г. Моруцци – своими экспериментами по изучению строения и принципов функционирования мозга (1949 г.) убедились в правильности предвидения И.М. Сеченова.

Замечательная книга И.М. Сеченова «Рефлексы головного мозга», – «гениальный взмах русской научной мысли», по выражению И.П. Павлова, – перевернула мировоззрение целого поколения ученых, указала новые пути в науке.

Идеи о рефлекторном принципе деятельности мозга, высказанные в ней, стали фундаментом учения о высшей нервной деятельности животных и человека, которое было создано И.П. Павловым и его физиологической школой.

И сегодня в «Рефлексах головного мозга», в этом неугасимом светоче творческих мыслей, мы найдем все еще новые идеи, которые зовут нас к новым исследованиям во имя прогресса науки и прогресса нашего общества.
 

Литература

1. Введенский Н.Е. Иван Михайлович Сеченов/ И.М. Сеченов, И.П. Павлов, Н.Е. Введенский. Физиология нервной системы. – М., 1952. – т. I.

2. Павлов И.П. Речь председателя общества русских врачей в СПб в заседании 22 марта, посвященном памяти проф. И.М. Сеченова. – 1907.

3. Сеченов И.М. Тезисы из диссертации «Материалы для будущей физиологии алкогольного опьянения». – 1860.

4. Сеченов И.М. Рефлексы головного мозга (Попытка ввести физиологические основы в психические процессы). – М.: Изд. АМН СССР, 1952.
Последнее обновление ( 29.06.2009 г. )